Центр имиджевой культуры DEIMS

Design - Etiquette - Image - Success 

Lancret Nicolas. Танцы у фонтана (1730-1735).  Музей Гетти, Лос Анджелес

ЭТИКЕТ КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ

30.09.2021

Автор: М. И. Козьякова, доктор философских наук, профессор Высшего театрального училища (института) имени М.С. Щепкина при Государственном академическом Малом театре России.

Сфера научных интересов: история культуры, этикет и эстетика повседневности, современная культурологическая тематика. 


Продолжение 1 | 2 | 3 |

В освоении этикетной «науки» может помочь литература, посвященная данному предмету, особенно историческая. В настоящее время имеется большое количество исторической, культурологической литературы, освещающей обычаи и традиции разных народов, есть специальные научные исследования. Но не все так светло и благополучно в гуманитарной сфере, поскольку на просторах Интернета, в масс медиа легко приживается вульгаризированное знание. Оно неизменно сопровождает актуальные востребованные публикой сюжеты, темы, находящиеся на пике популярности, одним словом, «модные». Примеров этому предостаточно.

Так, например, в 1990-е гг. в России на пике перестроечной волны приобрели широкую известность сочинения А. Фоменко и Г. Носовского, некий бестселлер, посвященный созданию новой «глобальной хронологии», по сути, трансформация всемирной истории. Люди, причастные к гуманитарному знанию, изумленные «новациями», постоянно задавали риторический вопрос – «Почему молчат специалисты?». Профессионалы- историки, уважающие свой труд, естественно, не хотели тратить время на разбор тех методов, которые «вызывали гомерический хохот» у студентов-историков. Не сразу, но специалисты все-таки собрались с силами и написали книгу, посвященную «памяти исторической науки» [16], выполнив тем самым свой профессиональный долг. История – признанная, устоявшаяся, академическая наука, естественно она не свободна от заблуждений и мифологем, но там гораздо труднее приживается вульгаризированное знание. В культурологии дело обстоит гораздо хуже. Вульгаризация – далеко не безобидное явление: обернувшись бумерангом, вульгаризмы возвращаются из бытовой сферы, прессы, всевозможных масс медиа обратно в гуманитарную науку, в культурологию, где и без наката волн массовой культуры хватает своих проблем и белых пятен. Стирается четкость и корректность, терминологическая определенность, сам объект обрастает не только бытовыми интерпретациями, но зачастую профанируется и его содержание – получается некая «история в мелкий горошек»[17]. В качестве примеров «освоения» научной тематики можно привести примеры искажения смысла юнгианских архетипов, леви-брюлевского («анналовского») менталитета и др.

Если посмотреть литературу, посвященную этикету, познакомиться с огромным массивом информации в Интернете, то становиться неясно, о чем вообще идет речь. Разные авторы толкуют о разном, причем даются несхожие, противоречивые трактовки одним и тем же явлениям, или, наоборот, совершенно разнородные вещи приводятся к одному и тому же знаменателю. Так бывает, когда какие-то явления оказываются в мейнстриме модных трендов, идут в публицистику, получают широкое распространение в прессе.

Что касается определения этикета, то, несмотря на наличие словарей, в Интернете стало общим местом его дефинирование как «внешнего поведения». Неграмотность формулировки очевидна: автоматически возникает вопрос о «внутреннем поведении», поскольку внешнее и внутреннее являются парными категориями, которые рассматриваются в определенном аспекте. Понятие же «внутреннего поведения» функционирует в рамках современной психологии как психическая активность, которую нелепо противопоставлять этикетным нормам.

Проблемой становится не только смысл, но и использование термина, его расширительное толкование: этикет путают с уставом[18], статутом (церковный, воинский устав), отождествляют с поведением вообще. Более всего вредит пониманию беззастенчивая эксплуатация этикета в качестве модного дискурса, описывающего абсолютно все культурные явления в истории человеческого рода. Его возникновение относят вглубь тысячелетий: «Древнейшим сведениям об этикете насчитывается примерно пять тысяч лет». Существование древнеегипетского этикета доказывается простым фактом наличия письменного договора: «первый письменный договор в истории человечества был заключен между египетским фараоном Рамзесом II и королем хеттов Хаттушилем III в 1278 г. до н.э.» [19]. Логика чрезвычайно проста – есть договор, значит, должен быть и «этикет» (очевидно, этикет деловой переписки, подобный современному, а может быть и дипломатический?).

Энтузиасты находят античный греческий этикет, который характеризуют следующим образом: «жизнерадостные греки, превозносившие любовь к Родине, готовность отдать жизнь за нее, поклонялись разуму, силе и красоте». Интересно, что известно специалистам антиковедам о «жизнерадостности» древних греков? Все ли они были «жизнерадостными» и какая из греческих «Родин» имелась в виду: Афины, Спарта, Коринф? Как известно, единой «Родины» у греков не было, полисов было много, да они еще и воевали друг с другом… Профанность и нелепость подобных исторических апофегм бросается в глаза: Древний Рим «был вопиюще дисгармоничен в потребностях, нравственных и эстетических нормах». Отсюда, очевидно, следует, что римский этикет не был столь «жизнерадостным» – для него характерны «невоздержанность в поведении, проявлении чувств». Существование древнекитайского этикета I тысячелетия до н. э. выглядит на этом фоне как непреложная истина. В качестве доказательства приводятся названия трактатов «Чжоу-ли», «Ли цзы», «И-ли», невзирая на то, что специалистам термин «ли» [20] известен как церемония, ритуал, ритуальная благопристойность, и соответствующим переводом будут «Чжоуские церемонии», «Записки о ритуале», «Образцовые церемонии и ритуалы». 

Русский «этикет» также обнаруживается в глубине веков, он возникает, якобы, вместе с началом христианизации Древней Руси – эта трактовка представлена, например в книге, озаглавленной «Русский этикет от Владимира Мономаха до наших дней». В ней как раз и обосновывается синонимическая близость этики и этикета, якобы объясняемая греческим происхождением последнего [21]. 

В данной работе его рассматривают исключительно в плане идеализированной православной традиции. В круг этикетных образцов, предлагаемых автором, так сказать, «на все времена», входит и знаменитый Домострой, главное в котором, отмечает автор, – «торжество православных традиций воспитания, тех нравственных постулатов, которые оставались неизменными на протяжении многих веков» [22]. 


Содержащиеся в Домострое, в частности, рекомендации о «сокрушении ребер» для поддержания порядка, очевидно, также должны, по мысли автора, принадлежать к неизменным «нравственным постулатам».

Этикет находят у разных народов, на всех континентах, в различные исторические периоды. Конечно, европейский этикет в своей аутентичной или же модифицированной форме следует за миграционными волнами, выходящими за пределы Европы. Он получает распространение на американском континенте, в Азии, Африке, Австралии. Но и в таких случаях по своему происхождению он все равно будет оставаться европейским. Фальсификация происходит, когда это явление начинают использовать для характеристики абсолютно всех типов поведения, всех времен, культур и народов, начиная от Адама и Евы. Более того, некоторые авторы именуют этикетом нормы поведения любых «культурно-исторических общностей людей»: «специфический этикет вырабатывался промышленными рабочими, пролетариатом», «сходный этикет был принят в КГБ», существовал даже! «этикет лагерно-тюремного мира» [23]. В прекрасно изданной, с красочными иллюстрациями, книге «Этикет – Современная энциклопедия» утверждается, что этикет «возник еще в первобытную эпоху…<он> являлся основным регулятором жизни во всех ее сферах». И вообще, он «существует даже у животных», правда, ограничивают авторы свое безусловное открытие, в примитивном виде [24].

От массива профанного дискурса отличается, однако, ситуация, допускающая использование понятия «этикет» вне его культурного ареала. Таким является «традиционный» или «сельский» этикет, который применяется этнографами для описания устойчивых традиционных форм поведения у разных этнических групп. В частности, такой подход активно используется в интересной, насыщенной этнографическим материалом книге А. Байбурина и А. Топоркова «У истоков этикета». Однако и здесь случаются подмены, когда этнографические описания напрямую приравниваются к аутентичному явлению: очевидно, что абхазский аламас и современный этикет относятся к разному типу культурных феноменов. Они могут соотноситься хронологически, соседствовать во времени, но этические сопоставления разноплановых модальностей не выглядит корректно: «если в традиционном обществе этикет является непосредственной реализацией моральных ценностей, то в культуре современного типа он чаще всего представляет набор технических приемов с примитивными формулировками…» [25]. Такие подмены не безобидны, поскольку по многим позициям «традиционный» этикет прямо противоположным образом кодифицирует поведенческие нормы – например, статус женщины. Многообразные ситуации этикетных оппозиций можно найти в правилах, регламентирующих застольное поведение в европейском (современном) и «традиционном» или «сельском» этикете.

Этикет, как традиция и культура, конечно, требует внимательного и бережного отношения, которое демонстрируют классические работы Й. Хейзинги и Т. Веблена, Н. Элиаса и А. Мартен-Фюжье, М. Бахтина и Л. Баткина, Д. Лихачева и Ю. Лотмана, Е. Лаврентьевой и М. Мерцаловой. Актуализированные практики, став модным трендом, тем более нуждаются в теоретических, культурологических исследованиях, отвечающих современным требованиям.


Продолжение    1 | 2 | 3 | 

ПРИМЕЧАНИЯ

[16] Володихин Д., Елисеева О., Олейников Д. История России в мелкий горошек. М.: Единство, 1998.
[17] Так иронически была названа книга, развенчивавшая вульгарные исторические концепты. См.: Володихин Д., Елисеева О., Олейников Д. Указ. соч.
[18] Устав общежительства Студийского монастыря (Цареградского монастыря преподобного Феодора Студита), получил наибольшую известность как основа правил монастырского поведения в обителях Древней Руси.
[19] Ссылки на сайт здесь можно опустить, поскольку известных автору сайтов насчитывается более десятка.
[20] Ли – основной этический принцип, регулирующий нормы поведения.
[21] Тумкина-Перфильева Л.М. Русский этикет от Владимира Мономаха до наших дней. .: Русская идея - Изд-во журнала «Москва», 2010. С.6.
[22] Тумкина-Перфильева Л.М. Указ. соч. С. 9-10.
[23] Этикет // Психологическая энциклопедия / под ред. Р. Корсини и А. Ауэрбаха. СПб.: Питер, 2006.
[24] Этикет / ред. группа: М. Аксенова, А. Голосовская, И. Меркина. М.: Мир энциклопедий Аванта+, Астрель. 2011. С. 9, 7.
[25] Байбурин А.К., Топорков А.Л. У истоков этикета. Л.: Наука, 1990. С. 12-13.

© Козьякова М.И., 2016 

Козьякова Мария Ивановна, доктор философских наук, профессор Высшего театрального училища (института) имени М. С. Щепкина при Государственном Академическом Малом театре России
e-mail: markoz@yandex.ru  

Источник

ПРОГРАММЫ

Курсы лекций, семинары, тренинги, консультации

Центр имиджевой культуры DEIMS - Имидж и Этикет

 Лекции

Центр имиджевой культуры DEIMS - Имидж и Этикет

Семинары

Центр имиджевой культуры DEIMS - Имидж и Этикет

Тренинги

Центр имиджевой культуры DEIMS - Имидж и Этикет

Консалтинг

СТАТЬИ

по теме имиджевой культуры

Центр имиджевой культуры DEIMS - Имидж и Этикет

Дизайн

Статьи о моде, законах стиля, элегантности, дресс-кодах, мужском и женском гардеробе, аксессуарах. Дизайнеры и модные коллекции.

Центр имиджевой культуры DEIMS - Имидж и Этикет

Этикет

Статьи об этикете и повседневной культуре. Какие существуют типы этикетных практик. Ситуативный этикет и трудные случаи этикета.

Центр имиджевой культуры DEIMS - Имидж и Этикет

Имидж

Статьи о видах имиджа, особенностях формирова-ния первого впечатления, о возможностях управле-ниия производимым впечатлением.

Центр имиджевой культуры DEIMS - Имидж и Этикет

Культура

Статьи о том, что такое культурный код, мода, стиль и образ жизни. О философии жизни, этике, ценностях, психологии, социальных ...

© Copyright 2008-2022 DEIMS.RU- All Rights Reserved